Блог

Сказки золушка смысл


Идейный смысл сказки «Золушка»

Корчить из себя принцессу бесполезно. Ты хоть надень платье самой королевы, ты хоть в золотой карете на бриллиантовых лошадях поезжай на бал, ты хоть обзаведись целым взводом кучеров и лакеев, всё равно принцессой не станешь. Даже на один вечер.

Какие бы одежды и маски мы ни надевали, какие бы роли не брались играть, мы всё равно излучаем самих себя настоящих. Чтобы принц и его родители приняли тебя за принцессу или вообще за высокородную особу, ты должна была или родиться принцессой, или долгое время себя ею чувствовать.

А если ты живёшь на чердаке, чинишь тряпки сводным сестрам, делаешь грязную работу по дому, никто в доме не уважает тебя и ты к этому давно привыкла, все потуги на сходство с великосветскими дамами обречены. Я просто уверен, что в сказке «Золушка» принц догадался, что перед ним не принцесса.

Она его тем и зацепила, что явилась для него неразрешимой загадкой. Появилась неизвестно откуда, без родителей, никто ее не представил на балу, в ослепительном вкусе наряд, дорогая карета с экипажем, четыре лакея. Девочка легко общается, красиво танцует, быстро уходит. Кто такая? Что она здесь делает?

С трудом представляю, как фея могла стать крестной матерью, но в сказке именно так. Эта женщина сыграла со своей крестницей добрую шутку. Ведь вы поймите, ровно в двенадцать карета, кучер и золушкин наряд должны были обратно превратиться в тыкву, крысу и лохмотья.

Тогда скажите, почему потерянная хрустальная туфелька так и осталась после двенадцати хрустальной туфелькой? Потерянное не обращается назад?

Думаю, крестная всерьез хотела помочь Золушке стать невестой принца. Правда, не понимаю, что им делать друг с другом. О чём Золушка будет с ним разговаривать, какими делами они смогут вместе заняться, как на их брак дадут согласие родители принца?

Оно, конечно, просто условности. А с другой стороны, о будущих детях ведь тоже надо думать. Если жена сословием ниже, чем муж, их дети могут для всех остаться бастардами.

И всё-таки почему туфелька не подошла больше никакой девушке в королевстве? Не думаю, что у Золушки какой-нибудь особенный размер ноги. Нет, волшебная туфелька могла подойти еще куче девушек в королевстве, но досталась Золушке.

Фея хотела, чтобы женой главы королевства была именно такая представительница дворянства. Добрая и отзывчивая, заботливая и незлопамятная, честная и пунктуальная. Может быть, народ той сказочной страны заслуживал себе такую власть :-)

zen.yandex.ru

Скрытый смысл сказок: «Золушка»

Чтение сказки – один из самых важных ритуалов детства. С одной стороны, во время этого процесса мы уделяем внимание ребенку, а именно это питает его душу лучше любых игрушек. Голос мамы или папы, которые нашли вечером время для своего чада, успокаивают и переносят в мир чуда и волшебства. С другой стороны, чтение сказки – это инвестиция в будущее. Именно с помощью хороших книг в подсознании ребенка закладывается важная информация, которая будет влиять на выбор, поможет принять сторону добра или зла. Многие родители даже не задумываются о том, какой скрытый смысл сказок. При этом, узнав о нем, вы сможете подобрать более подходящую литературу для крохи, развивая в нем недостающие качества.

Сказка: скрытые смыслы «Золушки»

Одна из самых популярных сказок детства – «Золушка». Ее автором является французский писатель Шарль Перро. Он доработал сказку, добавив в нее описания быта, приключений, раскрыв характер героев. Но ее основа – история про бедную сироту уже давно существовала и передавалась из уст в уста в народе. Сюжет прост и понятен – бедная девушка терпела несправедливость, но не теряла свою доброту, не становилась обозленной на мир, она смиренно выполняла поручения и наконец-то дождалась чуда – появления феи. Крестная не просто навестила девушку, но и одарила ее порцией волшебства, превратила тыкву в карету, лохмотья в красивое платье, крыс в лошадей. Золушка отправилась на бал, где повстречала принца. Жаль вот только, что чудо было временным и чары в полночь развеялись. И снова с героиней случилась неудача, разлука с принцем, при этом девушка опять-таки не отчаялась, а продолжила ждать. Заканчивается сказка счастливо, справедливость восторжествовала. Скрытый смысл сказки понятен на первый взгляд – девушкам стоит проявлять смирение, трудолюбие, скромность и они дождутся принца. Вот только психотерапевты по этому поводу выделили психическое расстройство, свойственное многим девушкам. Называется оно комплексом Золушки и заключается в том, что дамы отказываются от реального восприятия жизни. Они ждут принца, отказывая обычным мужчинам. Читая детям сказки на ночь, важно правильно истолковывать их после. Спрашивать о том, как понятен смысл, и делать вывод самостоятельно. Золушка дождалась принца не потому, что ей повезло с феей, а потому что была лучше других девушек – трудолюбива и скромна, красива и заботлива. Некоторые родители акцентируют внимание на том, что без красивого платья и выхода в свет на сироту никто бы не обратил внимания, другие на том, что в жизни можно добиться всего только под покровительством феи. Важно все же акцентировать внимание на личностных качествах Золушки, объясняя, что именно этим она и заслужила вознаграждение.

Еще один смысл сказки Золушка

Психотерапевт Марина Комисарова дает еще одно, более глубокое пояснение сказки Золушка. Для нее это история о женской фрустрации. При этом психолог отмечает, что сказка отражает внутреннюю картину мира, скорей всего автор не закладывал в нее подобный смысл, но при этом история отображает истинное положение вещей. Золушка – это девушка, которую окружают враждебно настроенные по отношению к ней женщины (злые сестры) и внутренняя родительская фигура (мачеха). Интересно то, что хоть отец у девочки и был, он не стал ее защитником, от трусости он практически бросил родную дочь на растерзание женщинам. Принц – внутренний мужчина девушки, которого она боится разочаровать, поэтому сбегает с бала. Ведь ей кажется, что настоящую ее он не полюбит, ему важен лишь внешний вид, роскошное платье, карета, а все это лишь выдуманный антураж. Золушка, по мнению психолога, страдает от заниженной самооценки, ее внутренняя мать превращается в злую мачеху, которая вместо любви к Золушке, постоянно ругает ее. Из-за этого девушка также страдает от базового недоверия ко всем мужчинам, чтобы пробить стену, принцу приходится доказывать свою любовь, разыскивая девушку по всему царству. Как же решить проблему Золушки? Полюбить себя, понять, что для мужчины важно не платье и прическа, а внутренние качества – женственность, нежность. Именно в них влюбляется принц. Марина Комисарова советует подружиться со своим внутренним принцем, посмотреть женщинам на себя глазами мужчин и полюбить, совершенствоваться, чтобы выглядеть в своих глазах еще лучше.

Интересно то, что многие мамы осудили Шарля Перро за его сказку, пропагандирующую ожидания несуществующих принцев. Некоторые родители и вовсе исключили сказку из домашней библиотеки. При этом скрытый смысл русских сказок иногда оказывается еще более шокирующим. Сам же автор в предисловии к своей книге написал, что его творения не стоит воспринимать слишком глубоко, важно оставаться проницательным реалистом, воспринимая сказки как одно лишь развлечение.

nochdobra.com

Эзотерический смысл сказки Золушка

Добрый день уважаемые любители сказок! Я вновь приветствую вас на своем сайте. Сегодня я попытаюсь вместе с Шарлем Перро проникнуть в глубинный смысл его сказки «Золушка».

Краткое содержание сказки.

 Жил – был один почтенный и знатный человек. У него были жена и дочь. Но как только дочери исполнилось 16 лет, жена умерла. Отец женился на другой. У мачехи были две своих дочери, которых она любила и оберегала от работы. Падчерицу мачеха возненавидела и всю грязную неприятную работу по дому поручала ей, не позволяла ни минуты отдыха.

Своих дочерей мачеха одевала в красивые наряды, а падчерица ходила в старом, грязном платье. Падчерица была красивой девочкой, а мачехины дочери не были красавицами, но были горделивы, тщеславны и всячески старались унизить их сводную сестру, не могли простить ей ее красоту и доброту. Мачеха была грозной агрессивной, отец был подавлен властностью жены и не смел защитить свою дочь.

Двойственность мира

Я думаю, что речь здесь идет о двух типах людей: одни приземленные, думают только о благах, удобствах, богатстве для себя любимых, они не замечают страданий окружающих их людей. Даже если у них есть какие – либо излишки одежды, еды, денег, —  ни с кем не поделятся. Приземленные потому что их интересует только все земное, они как бы дети матери материи (в сказках – мачехи), не думающие о том, что есть мир Небесный и там другие ценности. Есть и другой тип людей: они уже от рождения как бы дети Отца Небесного (в сказках дети отца, падчерицы, пасынки). Уважительные, трудолюбивые, талантливые, всегда оказывающие помощь и поддержку  окружающим, но неизбежно терпящие обиды и насмешки от «мачехиных» детей.

Казалось бы – такая несправедливость. Но в каждой сказке в конечном итоге добро побеждает. В этой сказке падчерица выходит замуж за принца, в других сказках Иванушки и другие отважные герои получают принцессу в жены и полцарства в придачу и т.д.

Формирование Родового Древа

В начале сказки есть очень важное сообщение: девочка жила с родителями до 16 лет. Любящая мама успела научить дочь очень важным жизненным принципам:

«Учила мамочка меня: нет, не течет вода под камень,

А в печке не зажжешь огня, коль не заполнена дровами.

А если сладко хочешь спать, не уповай на Божью милость,

Соломку надо подстилать, да и следить, чтобы не сбилась.

Не смей – чужого не бери! Свое храни. Уж как сумеешь.

А слезы вытри, не реви, от жалости к себе слабеешь.

У Бога много не проси, но верь, что край придет – поможет.

Гнев неразумный погаси, и на судьбу не злись, негоже.

Не жди, что кто-то принесет, поди возьми, ведь ноги держат.

А коль беда – то кто спасет? Сама хоть что-то сделай прежде.

Пусть боязно, пусть не с руки, другие могут – ты пытайся.

Глаза у страха велики, но все получится – старайся.

А за обиды не держись, прощай их. Если бы я знала…»

Учила матушка, а жизнь ее науку подтверждала (стихи А.Опариной).

Очень важно, чтобы именно родители научили ребенка основным жизненным понятиям – это тот духовный стержень,  который даст возможность пережить все сложности жизни. В мультфильме «детство Ратибора»  очень хорошо показано как матушка с батюшкой обучали сына быть сильным, крепким, смышленым.  Ребенок несет наставления родителей через всю жизнь и передает их, умножив своим опытом, детям, внукам и т.д. Вот так формируется Родовое Древо.

Мечты Золушки

Слово Золушка означает уменьшительно – ласкательное от зола. Зола – черные остатки  прогоревшего дерева. В этот мир, мир «кожаных одежд» либо «деревянных человечков» (в сказке «Золотой ключик»), мы родились, не умея владеть своими возможностями, которые в нас заложил Отец Небесный при Сотворении. Он нас сотворил «по образу  и подобию Своему», то есть в нас заложены возможности творить и одухотворять сотворенное, чтобы было живое.

Фея в сказке показывает немного чудес: из тыквы делает карету, мышей превращает в коней, крысу в кучера, одним взмахом своей волшебной палочки меняет старое грязное платье Золушки на прекрасный бальный наряд, которому позавидовали все дамы у принца  на балу.

Мир не прост

Так как же нам обрести в себе «подобие Божие»? Как ни странно, те, кто вынуждает нас в любой работе проявлять творчество (чтобы больше заработать, нужно уметь делать  что-то лучше других людей: красивее шить, вкуснее готовить, лучше строить, в спорте достигать лучших результатов, конструировать лучшие машины, самолеты, ракеты и т.д.) и есть испытатели нашего характера. Выносливость, выдержка, умение принять мудрое решение, сопереживание, со-радость, терпение и смирение нарабатываются не враз – это результат долгого труда души человека. Каждое поколение рода нарабатывает за жизнь что-то свое и по генам передает детям, а дети своим детям и т.д. Род, в котором лучше потрудились предки, в каждом последующем поколении  достигает более высоких результатов. В школе с самого первого класса видно, что все детки разные по способностям и по глубине восприятия информации. Изначально каждому роду на земле дан один талант – самый первый, а дальше Господом сказано, чтобы люди развивали свои таланты, а не «зарывали в землю», то есть лень исключается – плохая попутчица в жизни. Из рода в род передавалась какая-то профессия от отца к сыну, от сына к внуку и т.д. Если получалось хорошо делать что-то одно, развивались попутно и другие способности, например: выращенный богатый урожай нужно было продать, чтобы приобрести что-то другое необходимое в хозяйстве. Учились ремеслу торговли, психологии торговли, учили языки разных народов, чтобы с ними торговать. То есть человек, активно живущий, всегда развивал свои таланты.

Это важный момент в жизни человека, но не главный. Мы стараемся себя и своих близких оградить от трудностей житейских. Но вот парадокс: если человек сам не страдал, он не умеет сопереживать боли других, он не находит нужным помогать нуждающимся, даже если есть такая возможность.

Обретение себя настоящего

«Мы говорим, что страданий не должно быть, но они есть, и мы должны обретать самих себя в их огне. Скорбь – это один из важнейших факторов жизни, и потому бесполезно говорить, что ее не должно было бы быть. Грех и страдание, и скорбь есть и не наше дело говорить, что Бог ошибся, когда допустил их. Скорбь выжигает в наших душах массу мелочей, но она не всегда делает человека лучшим.

 В успехе невозможно обрести себя самого. От успеха бывает только головокружение.

В однообразии тоже невозможно обрести себя. В однообразии мы способны только ворчать.

Найти себя можно только в огне страданий. Страдание либо дарит мне самого себя, либо уничтожает мое Я. На основании Священных Писаний, и  человеческого опыта, известно, что это так в жизни людей. Ты всегда узнаешь, когда человек прошел огонь страданий и нашел самого себя (то есть подобие Божие в себе), и ты уверен, что можешь обратиться к нему в беде и найти, что у него есть время для тебя. Если ты обретешь себя в огне страданий, Бог сделает тебя полезным для других людей» (О. Чемберс).

Мачеха с сестрами уехали на бал, а Золушке велено было перебирать смешанные зерна, и она  выполнила это задание. Это образ того, что мы очищаем себя от всего ненужного в душе: зерна от плевел, и помогают нам в этом все силы природы физической (птички) и тонкого мира (ангелы). Количество переходит в качество при  постоянном усилии, волей своей мы нарабатываем терпение и смирение при необходимости выдержать какие-то испытания в судьбе.

Иногда мы в своих поступках или в мечтах возвышаемся над обыденностью – пребываем на балу у принца. Но вскоре это состояние проходит: карета вновь превращается в тыкву, бальный наряд в старое некрасивое платье и вот только туфелька хрустальная выдает наше обретение себя горнего. Жизненные сложности, преодоленные нами,  утончают нашу психику,  как бы делают нашу поступь по земле более легкой. В  сказке это отображено в изменении обуви: грубые башмаки Фея заменила Золушке на изящные хрустальные туфельки и они не исчезли.

Страдают те, кому в земном мире не очень уютно, они то и преображаются и после жизни в земном мире, уходят в Высшие Светлые миры. Их  мы впоследствии и называем Святые.

Радость встречи

«Мир не прост, совсем не прост. Нельзя в нем скрыться от бурь и  гроз, нельзя в нем скрыться от зим и вьюг, и от разлук, от горьких разлук». Но за все эти испытания впереди ждет награда – радость встречи с Любовью – Господом нашим. А Золушка – это сердце каждого человека нашей планеты, который сумел в себе подчинить тело – душе, а душу – духу. Вот такое превращение от золы до Золушки.

Я так поняла смысл этой, на первый взгляд незамысловатой, сказочки. А на самом деле, отображающей весь смысл нашей жизни: делай добро и оно возвратится к тебе, «что в мир выпускаешь, то из него и получаешь; как хочешь, чтобы к тебе относились люди, так и ты относись к ним; каким судом вы судите, таким и вас будут судить» (Евангелие).

chudoskaz.ru

Жертвоприношения и каннибализм: настоящая сказка о Золушке

«Где же там жертвоприношения, а тем более каннибализм?» — удивитесь вы. Сказка-то о доброй и кроткой девочке, которая ковырялась в золе, пока не пробил ее час. Все дело в том, что сказки братьев Гримм и Шарля Перро — сказки, записанные уже в XVIII—XIX вв.еках, то есть близко к нашему времени.

Первоначальный же, мифологический контекст в более поздних обработках бывает сильно искажен. Мифологические элементы, присутствующие в ранних версиях сказки, забываются, ведь миф далеко не всегда логичен и понятен. Миф куда более архаичный и пугающий, а сказка — попытка его рационализации.

«Золушка» — один из популярнейших «бродячих сюжетов», который имеет свыше тысячи воплощений в фольклоре разных народов мира.

Где мать Золушки? Ее съели!

  • Красота внутри: истории девушек, которые потеряли лицо, но нашли любовь

Одним из важнейших образов в сказке «Золушка» является образ погибшей матери. У читателя не возникает вопроса, отчего могла умереть несчастная женщина. Появление доброй феи-крестной в версии Шарля Перро также не вызывает удивления. И мало кому приходит в голову, как тесно связаны между собой эти два образа. Итак, в самом начале сказки у Золушки умирает родная мать, а отец, погоревав, находит себе другую жену. Отчего же наступает смерть? В большинстве сказок это не освещается, а приводится как данность, но до сих пор остались сказки, сохранившие в себе самые древние мотивы, которые дают ответ на этот вопрос. В греческой версии «Девка-на-насесте» (Edmund Martin Geldart, Folk-Lore of Modern Greece: The Tales of the People, Little Saddleslut) мать принимает смерть от рук собственных дочерей:

Однажды три сестры сидели и пряли лен. И сказали они: «Чье веретено упадет на землю, ту мы убьем и съедим». Первым упало веретено их матери, но они не тронули ее, а сели прясть дальше. И вновь упало матушкино веретено, и опять, опять… «Ну что ж! — сказали они. — Теперь-то мы ее съедим». Но Золушка вступается за мать, хотя и безрезультатно: «Нет! — сказала самая младшая из сестер. — Не ешьте ее. Раз уж вам так хочется мяса, съешьте лучше меня». Но сестры отказались; двое из них убили, а затем приготовили мать.

Вот так жестоко расправились дочери над собственной матерью. Золушка же отказывается от трапезы и впоследствии будет за это вознаграждена. Из текста можно предположить, что мать нарочно роняет веретено, чтобы спасти своих детей. Впоследствии в сказке Little Saddleslut («Девка-на-насесте») именно мать становится волшебной дарительницей для младшей дочери, над которой насмехались сестры:

Затем самая младшая, которую называли Девка-на-насесте [после смерти матери девушка все время сидела на курином насесте, за что сестры дали ей эту кличку], собрала все материны кости и похоронила их под изгородью. Сорок дней девушка окуривала их ладаном, а затем хотела отнести в другое место. Только она подняла камень, как лучи света ослепили ее. Она нашла там прекрасное одеяние, будто сотканное из неба и звезд, из весны и морских волн. Кроме платья, там лежало множество монет.

Но это не единичный случай. Примеров с упоминанием поедания матери членами ее семьи встречается довольно много. Нередко мотив так называемого эндоканнибализма (поедание родственника) совершается в более мягкой форме, то есть отсутствует прямое упоминание вкушения человеческой плоти. Мать в этих версиях превращается в животное — часто корову — и только после этого съедается.

Нарушение волшебного запрета

В некоторых сказках трансформация матери в животное является следствием нарушения волшебного запрета. Вот что рассказывает нам сербская сказка «Пепелюга» (Woislav M. Petrovitch, Hero Tales and Legends of the Serbians, Pepelyuga):

На высокогорных пастбищах, поблизости от глубоких пропастей, несколько девушек пряли пряжу и присматривали за скотом. Вдруг они заметили странного мужчину с длинной белой бородой до пояса. Он остановился и сказал: «Прекрасные девы, остерегайтесь пропасти. Ведь если кто-нибудь из вас уронит в нее свое веретено, мать той девушки превратится в корову в тот же момент!» Сказав это, старик исчез. Девушки же, озадаченные его словами и обсуждая странное происшествие, подошли к самому краю обрыва… Они с любопытством заглядывали в расщелину, будто надеялись увидеть там что-то необычное. Внезапно веретено выскользнуло из рук самой красивой из них и, ударяясь о камни, улетело в бездну. Когда вечером девушка вернулась домой, худшие ее страхи воплотились в жизнь. Вместо матери она увидела перед дверью корову.

Корова помогает Марре (сербской Золушке), когда ее отец женится на злой и строптивой женщине. Но мачеха не глупа — она велит своей дочери отправиться вслед за Маррой и проследить, как той удается всегда быть сытой. Обман открывается, и сводная сестра доносит матери, что корова подкармливает девушку и помогает выполнять задания мачехи. Злая мачеха приказывает убить корову, но та, предчувствуя смерть, велит Марре не пробовать ее мяса, а кости собрать и похоронить в определенном месте. Довольно часто мать, обращенная в животное, предвидит свою смерть и не страшится ее. Еще одним примером наказания за нарушенный запрет может служить сказка «Злая мачеха» (J.Hinton Knowles, Folk-Tales of Kashmir, The Wicked Stepmother) государства Кашмир. В этой сказке в качестве матери Золушки выступает жена брахмана. Уходя из дому, брахман настоятельно просит супругу не есть ничего до его возвращения. В противном случае она превратится в козу. Если же он сам отведает пищи вне дома, то обернется тигром. Ослушавшись завета мужа, жена пробует пищу в его отсутствие и оборачивается козой. Ее бывший муж женится заново. В этой версии сказки у Золушки есть еще братья и сестры, которых и выручает волшебная коза до того момента, как злая мачеха не вычисляет их помощника. После этого новая жена, прикинувшись больной, велит лекарю сказать, что спасти ее может только козье мясо. Лекарь безропотно выполняет ее повеление. У брахмана в это время не было денег на другую козу, поэтому печальная участь постигает его бывшую жену.

При чем тут жертвоприношение?

Выделяют две основные причины каннибализма как реального явления: вынужденный каннибализм, связанный с тяжелыми бытовыми условиями (голод, засуха и прочие), и каннибализм ритуальный. В контексте данной истории можно с относительной уверенностью отклонить версию поедания родственника в связи с голодом, так как в сказках неоднократно упоминаются тучные стада овец и другие признаки достатка. Явление эндоканнибализма уходит корнями в глубокую архаику и довольно часто упоминается в мифах и сказках. Если изначально каннибализм был присущ верховным божествам, то по мере распространения запрета он становится особенностью низших мифологических существ: вампиров, оборотней и так далее. Обычно он сурово наказывается.

Так, в большинстве сказок о Золушке, в которых присутствует мотив косвенного или прямого каннибализма, животные, являющиеся духом погибшей матери, запрещают ей пробовать их мясо.

Мстительная Золушка из Вьетнама

Временами сюжет сворачивает в совершенно немыслимые стороны. В одной из вьетнамских версий сказки «Тэм и Кэм» (Tấm Cám) Золушка карает мачеху жесточайшим образом, заставляя ту отведать плоти собственной дочери. Когда вьетнамская Золушка Тэм уже вышла замуж за принца, ее сводная сестра Кэм спрашивает у нее, как той удается сохранять свою красоту. Тэм отвечает, что она всего лишь принимает ванну с кипятком. Сделав так, как ей посоветовала сестрица, Кэм погибает, сварившись заживо. Тэм разрезает ее тело на части и готовит из мяса еду, а потом отправляет мачехе. Женщина без раздумий принимается за трапезу, но тут ворон садится на крышу ее дома и каркает: «Вкуснятина! Мать ест плоть собственной дочери! Осталось ли еще? Дай и мне кусочек!» И только доев до конца, мачеха обнаруживает череп своей девочки на дне горшка, после чего умирает от шока.

Животные-помощники: от коровы до рыбы

С течением времени мотив каннибализма прошел длинный путь рационализации. Сказка очень долгое время оставалась устным жанром. Передавая из уст в уста знакомый сюжет, рассказчики привносили в историю о Золушке что-то свое, часто опуская или рационализируя то, что было непонятно повествователю. Таким образом, разрыв между матерью Золушки и добрым помощником, возникающем на ее пути, стал увеличиваться. Во многих версиях сказки образ матери утрачивает свою значимость, но при этом сохраняется образ животного-помощника, появление которого никак не объясняется. В ирландском, шотландском и сербском аналогах «Золушки» в качестве такого животного выступает овца или корова, что в какой-то степени роднит эту сказку с не менее известной нам историей «Крошечка Хаврошечка».

Чаще всего в качестве животного-помощника выступает самка, но встречаются и мужские вариации, далеко ушедшие от идеи матери-спасительницы. И если в малайской народной сказке «Bawang Putih Bawang Merah» рыба еще признается в том, что она и есть мать девушки, то во вьетнамской «Тэм и Кэм» рыба явно символизирует мужскую фигуру — по некоторым версиям, девушке помогает сам Будда. Рыба появляется в азиатских сказках не случайно: часто она символизирует бога.

Помогают Золушке и другие животные: бык увозит ее прочь от злой мачехи в норвежской сказке «Кэти Деревянный плащ»; красный теленок в шотландской Rashin-Coatie ведет ее через лес. Встречаются и персонажи «нижнего мира»: мышь, жаба и другие.

На следующем этапе рационализации в качестве помощников Золушки выступают птицы или дерево, выросшее на могиле матери. По версии братьев Гримм, Золушка совершала паломничество на место захоронения матери и там поливала землю слезами до тех пор, пока на том самом месте не выросло дерево. Стоило Золушке потрясти его, как с веток падали орехи, в которых для нее были спрятаны волшебные дары. Точно так же поступает Золушка Джозефа Якобса, сажая орешник. К ней прилетает птичка и советует потрясти дерево, чтобы с него упал орех. В итальянской сказке «Золушка» (Thomas Frederick Crane, Italian Popular Tales, Cinderella) отец привозит младшей дочке маленькую птичку Верделио, которая и наделяет Золушку красотой. Образ птицы повсеместно в мифах различных стран является образом человеческой души. Так, погибшие родственники приходят к живым в виде птиц и помогают в беде или предупреждают о несчастье. Птица — небесный житель, близкий к богам. Именно птицы предупреждают принца об обмане, когда сводные сестры Золушки, желая выйти замуж за королевскую особу, отрезают себе часть ноги, чтобы туфелька пришлась впору. Почему именно лещина становится защитницей Золушки, тоже понятно. У многих народов лещина (орешник) считалась тесно связанной с загробным миром. В некоторых местах Европы на Святки хозяева рассыпали орехи по полу и по углам, чтобы накормить души умерших. В немецкой сказке Aschenputtel Золушка просит у отца привезти ей первую ветку, которая собьет его шляпу, чтобы она могла посадить ее на могиле матери. Этой веткой оказывается ветка лещины. Помимо связи с загробным миром, орешник также наделяет своего обладателя великой мудростью, у друидов это дерево считалось священным.

Рождение феи

Если образы птиц или деревьев как волшебных помощников уже воплощали дух умершей матери лишь чисто символически, то в дальнейшем этот образ совсем утратил свое первоначальное значение. На данном этапе помощник Золушки — либо существо божественной природы, либо человек, друг. В известной нам сказке Шарля Перро Золушке помогают не животные и не птицы, а фея-крестная, появившаяся из ниоткуда. В грузинской Золушке, «Маленькой оборванке» (Conkiajgharuna) бедной девушке помогает деви — мистическое существо, одна из ипостасей богини-матери. Она делает это довольно жутким способом:

Однажды, когда Маленькая Оборванка пасла корову, та по случайности забежала на крышу. [Прим. автора: в некоторых местностях Кавказа дома крестьян врыты в землю, так что вполне возможно случайно зайти на крышу]. Девушка последовала за коровой, чтобы вернуть ее обратно на дорогу, но случайно уронила веретено в дом. Заглянув внутрь, она обнаружила там старуху и попросила ее: «Добрая женщина, отдайте мне мое веретено». «Не могу, дитя мое, — отвечала старуха, — зайди-ка и возьми его сама». Эта старая женщина была деви. Когда Оборванка подобрала веретено, хозяйка дома обратилась к ней с просьбой: «Доченька, доченька, подойди ко мне и взгляни на мою голову, я же почти съедена». Девушка подошла ближе и взглянула на голову старухи. Сердце ее ушло в пятки, когда она обнаружила там червей, копошащихся внутри. Но Оборванка собралась с духом и счистила несколько червей, после чего сказала: «На что же тут смотреть? У вас чистая голова!»

Боги помогают не только Оборванке. Богиня Бхагавани пожалела Мугазо, героиню вьетнамской сказки «Золотая туфелька». Поддерживают Золушку и просто женщины — добрые и не очень. Зезолла, итальянская Золушка из сказки Джамбаттиста Базиле (1575−1632), сговорившись с няней, ломает мачехе шею крышкой сундука. Добрая соседка из грузинской сказки велит своим птицам собрать все просо, что рассыпала мачеха и приказала собрать падчерице. А в уже упомянутой выше греческой сказке Золушке напрямую помогает Бог. Оказавшись в пустыне, она молится: «Господи, дай мне ямку в земле, чтобы только я могла сунуть туда голову, дабы не слышать, как воют дикие звери». После того, как просьба Золушки была исполнена, она попросила себе нору побольше, такую, в которой поместилась бы по пояс. И лишь в третий раз Золушка взмолилась о хижине, где могла бы жить.

Таким образом, образ матери Золушки, скрытый за слоями многочисленных преобразований и искажений, обретает мистический, сакральный смысл. Отвергнув поздние, более мягкие версии, где Золушка забывает или прощает злую мачеху и сестер, мы встречаемся с распространенным мотивом, в котором дух погибшей матери жестоко мстит за свои обиды. Мачеха ломает шею, птицы выклевывают ее дочерям глаза, Золушка заставляет мачеху отведать плоти собственного ребенка… В свете всего вышеизложенного возникает вопрос: кто на самом деле является главным персонажем этой истории? Не является ли Золушка всего-навсего орудием, проводником, при помощи которого дух покойной матери вершит свое, порой кровавое правосудие? Умирая, она не оставляет окончательно мир живых, но незримо присутствует в нем, передавая дочери свою волю и указывая ей путь.

www.cosmo.ru

Золушка в сказке и в жизни: психотерапевтический ракурс

ЗОЛУШКА В СКАЗКЕ И В ЖИЗНИ: ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ РАКУРС 

 

Блестит в руке иголочка.

Стоит в окне зима.

Стареющая Золушка

Шьет туфельку сама...

Давид Самойлов

Хотите отобрать веру, разбить мечту? Вы замахнулись на святое… Золушка – это Библия, на которую молится каждая девушка.

Из разговора с коллегой

Одной из популярных сказок, которая не утратила своей актуальности в наше время, является история Золушки. Аналог данной сказки существует практически у всех народов. Наиболее известными версиями, дошедшими до нашего времени, являются пересказы данной сказки Ш. Перро и братьями Гримм.

На первый взгляд, история кажется банальной. После смерти матери девочка становится сиротой. Ее отец женится на властной женщине, полностью попадает под ее влияние и позволяет мачехе и ее дочерям издеваться над героиней. Но при помощи феи-крестной Золушка попадает на бал, очаровывает принца и выходит за него замуж. Зло наказано, добро торжествует, читателей ждет счастливый конец сказки.

Однако так ли прост сюжет? Нет ли в нем «подводных камней»? Этот вопрос – не риторический. Ведь идея «Золушки» настолько мощно вошла в подсознание женской половины человечества, что многие наши современницы свято верят в реальность такой истории. Как и раньше, современные Золушки надеются, что если терпеть, мучиться, много работать, отказывать себе во всем и быть хорошей, то непременно найдется Принц на пресловутом белом коне, который обязательно ее отыщет и возьмет в жены. Золушки живут с такими идеями достаточно долго – взрослеют, учатся, слушают мам, работают, читают правильные книги и ждут, ждут, ждут…

Однако в реальности все происходит по-другому. Почему же Золушка не всегда в конце получает обещанную награду? Почему зачастую она всю жизнь находится в отношениях, где она подвергается насилию и унижениям? А если вернуться к сказке, то почему к Золушке так плохо относятся окружающие? Почему она одна занимается тяжелыми домашними делами? Возможно ли такое, чтобы семья, приглашенная на королевский бал, не имела прислуги и эксплуатировала одного из своих членов?

Для того чтобы ответить на эти вопросы, попробуем описать особенности структуры личности клиента типа «Золушка». Для лучшей иллюстрации клинических феноменов мы будем использовать два наиболее известных варианта сказки: Ш. Перро и братьев Гримм. Мы постараемся восстановить психологический портрет Золушки, опираясь на знания и опыт, накопленные в клинической психологии.

История развития клиента типа «Золушка»

Попытаемся реконструировать историю развития Золушки через анализ ее семейной системы. Очевидно, что семья, в которой живет Золушка, дисфункциональна по ряду параметров. Ниже мы опишем эти параметры.

1.           Дисфункция по параметру «власть». Власть – это авторитет, главенство. В нормальной семье власть принадлежит супружеской диаде, причем с властью неразрывно сопряжена ответственность. Однако в семье Золушки вся власть принадлежит матери-мачехе. Именно она контролирует все процессы, принимает решения. Мать – гипер-, а отец – гипофункционал. В данной семье отец низведен до положения ребенка, потому что именно его жена определяет характер и качество его контактов с Золушкой.

2.           Ролевая структура семьи позволяет определить вклад каждого ее члена в организацию семейной жизни (роли-обязанности) и типичные паттерны поведения в различных семейных ситуациях (роли взаимодействия). Показателем дисфункциональности семейной системы служит появление патологизирующих ролей, которые позволяют семье как системе сохранять стабильность, однако в силу своей структуры и содержания оказывают психотравмирующее воздействие на ее членов. Одним из примеров ролевой дисфункциональности является делегирование роли взрослого ребенку. В своей  семье Золушка с детства перегружена взрослыми обязанностями и играет роль козла отпущения. Золушка – «стряпуха», «на кухне с утра до самого позднего вечера», « исполняет чёрную работу», «встает рано утром», «носит воду», «топит печь», «моет», «причесывает другим волосы и чистит туфли», не имеет «приличной одежды», а также над ней « издеваются остальные», например, путем смешения гороха и чечевицы с золой, чтобы Золушка потом выбирала их оттуда.

Появление «козла отпущения» – один из ярких признаков дисфункциональной семейной системы. У других членов семьи «набор ролей» отличается разнообразием и наличием различных возможностей. Те члены семьи, которые играют в основном важные роли, обладают большей властью в семье.

Дисфункциональность семьи Золушки также определяется неспособностью членов семьи гибко функционировать в нескольких ролях. Отец – это «тот, кем руководит жена», «тот, кто зарабатывает на жизнь», «кто ни во что не вмешивается». Мачеха – это «глава семьи», «тот, кто принимает все решения», «кто все контролирует». Список ролей Золушки, перечисленный выше, – это яркое свидетельство ригидной и патологической семейной структуры.

3.                 В семье Золушки нарушена коммуникация. Особенно очевидно это нарушение при взаимодействии членов семьи с Золушкой. Практически в каждом описанном коммуникативном акте ее либо используют, либо ею пренебрегают. Выраженные Золушкой  желания либо не слышатся, либо высмеиваются, в то время как сообщения других членов семьи понимаются и «декодируются» без искажений.

Если проанализировать стиль эмоциональной коммуникации, то можно заметить специфическое для данной семьи циркулирование позитивных чувств и агрессии. Так, мать выражает теплые чувства к собственным дочерям и никогда не ругает и не критикует их, в то время как Золушке достается вся агрессия и пренебрежение и никогда – поддержка, похвала, одобрение.

4.                 Признаком дисфункциональности семьи Золушки является также  разница в статусе детей. Известно, что все они примерно одного возраста, но при этом родные дочери мачехи обладают высоким статусом, а Золушка – низким. К детям предъявляются разные требования, они выполняют несравнимый круг домашних обязанностей.

5.                 Семья Золушки нарушена по параметру «гибкость». Это значит, что, несмотря на происходящие с ее членами изменения, в семье все остается по-прежнему. Так, Золушка хочет попасть на бал, что означает ее притязание на статус невесты, т.е. на взрослость. Однако ее притязания не принимаются, так как семья не готова перестраиваться и признавать, что Золушка уже готова к созданию собственной семьи.

Анализ взаимоотношений в семье Золушки позволяет высказать ряд предположений, касающихся их развития. Согласно истории, в детстве Золушка получала достаточно тепла, любви и внимания. Однако затем мать умирает, в семье появляется мачеха, которая никогда не поддерживает Золушку. Однако рядом с Золушкой остается родной отец, который в норме должен любить и защищать свою дочь. Но в какой-то момент он отстраняется от Золушки и перестает выполнять свою отцовскую роль.

Мы предполагаем, что его отстранение связано с развивающейся сексуальностью дочери. Мужчинам сложно обходится со своими теплыми чувствами к дочерям в период их созревания, так как треугольник «отец-мать-дочь» превращается в треугольник «мужчина-женщина-девушка». Именно страх нарушения инцестного табу в сочетании с властной, конкурирующей женой, полностью подчинившей мужа, приводит к эмоциональному отдалению отца от дочери.

Таким образом, история развития клиента типа «Золушка» содержит агрессию и пренебрежение со стороны матери, а также эмоциональную холодность и дистантность со стороны отца. Сочетание дисфункциональной семейной структуры с определенными свойствами нервной системы клиента (чувствительность, эмоциональность, лабильность нервно-психических процессов, социабельность) дает все предпосылки для развития истероидной характерологии личности. 

Маска сироты: история Золушки как фантазм 

Попробуем совершить необычное действие и рассмотреть эту сказку не как на сказочную, а реальную, но запутанную историю. Одной из версий данной истории может служить идея, что Золушка – обычная девушка, которая живет в обычной семье, где в ходе ее развития не происходило кризисных событий, связанных со смертью родителей. Тогда ее мачеха – на самом деле родная мать. После рождения младших детей она, как принято во многих семьях, переложила часть нагрузки на старшую дочь – Золушку. Однако та не была готова к такому повороту событий. Не пережив кризис уникальности, не справившись с переживаниями, Золушка регрессирует к более ранним фазам своего развития.

Такое явление является достаточно распространенным. После появления младшего ребенка в семье старший может демонстрировать поведение, которое было характерным для него на прежних, более ранних этапах развития: сосание пальцев, капризы, энурез, утрату способности ясно выражаться и др. Однако через некоторое время навыки возвращаются, и, пережив сложный период жизни, старший ребенок смиряется с появлением младшего, учится обращаться со своей агрессией и продолжает жить, развиваться и учиться.

Что происходит, если место старшего в сердце занял младший брат или сестра, но при этом старший ребенок, став развенчанным кумиром, не справился с такой эмоциональной нагрузкой? Каждый раз решением проблемы будет компромисс между его потребностями и желаниями, с одной стороны, и ответом среды, с другой. Этот компромисс представляет собой процесс адаптации, направленный на развитие ряда специфических защитных механизмов, позволяющих ребенку справиться с напряжением.

На наш взгляд, появление сестер пришлось на 3-5 летний возраст Золушки. Именно в этом возрасте значительную роль играют эдипальные конфликты. Из истории Ш. Перро мы знаем, что Золушка была красавицей – «добрая, приветливая, милая». Возможно, именно особенности внутрисемейных отношений, связанные с соблазняющим (или соблазняемым отцом) и фактом соперничества Золушки и матери за его внимание, привели к развитию таких особенностей клиентки, которые мы бы описали как истерические.

С. Джонсон указывает, что в развитии истерической личности решающим является «присутствие каких-либо форм сексуального злоупотребления, дисфункциональная семейная история и, как следствие, конфликты, касающиеся любви, секса и соперничества» (Джонсон, С.М. Психотерапия характера). Получая любовь и внимание отца, Золушка вступила в конкурентные отношения с матерью, что привело к конфликтам и напряжению между ними. Чувствуя сверхвнимание и любовь, которые вызывает дочь у мужа, жена испытывает ревность, напряжение, гнев и в ответ избирает достаточно агрессивный и унижающий ребенка способ поведения. Она начинает контролировать их контакты таким образом, что Золушка «не решалась пожаловаться даже отцу». «Мачеха так прибрала его к рукам, что он теперь на все смотрел ее глазами и, наверно, только побранил бы дочку за неблагодарность и непослушание» (Ш. Перро, Золушка).

Итак, Золушка оказалась отвергнутым кумиром. Она лишилась любви и поддержки отца. Также она лишилась любви матери – ведь ее место заняли сестры! Золушка превратилась в «функцию» – она была вынуждена помогать матери с младшими детьми и заниматься тяжелой домашней работой, при этом не получая внимания, любви и заботы. Ее ценность стала определяться только тем, насколько хорошо она выполняет свои обязанности, насколько соответствует требованиям социального окружения. Никого не волновало, что чувствует Золушка, чего она хочет, как ей живется Похоже, именно эти события послужили толчком к ее регрессу и появлению ряда нарциссических характеристик защитного свойства в сочетании с ядерной истерической патологией.

В реальных историях обстоятельства жизни старшего ребенка, свергнутого с трона любви, бывают не столь трагичны. В сказке эта идея представлена гротескно, выпукло: она живет в семье, где вместо родной матери воспитание осуществляет злая мачеха, а отец не имеет власти. Однако здесь важны не столько реальные обстоятельства жизни, сколько внутренние переживания ребенка, чувствующего себя отвергнутым. Субъективная картина мира лишенного любви ребенка может быть гораздо трагичней той объективной реальности, в которой он находится. Так, если рассматривать историю Золушки как фантазм, то очевидно, что болезненное переживание ею отвержения – фактически символического убийства со стороны матери – приводит к своеобразной мести, в ходе которой мать «умирает», ее заменяет злая мачеха, а Золушка становится никому не нужной «сиротой». Таким образом, в терапевтической практике, сталкиваясь с историей клиента, мы не обязательно имеем дело с реальной историей: это может быть субъективная реальность, связанная с какой-то сильной душевной болью, которую именно этот клиент переживает именно таким образом. Первым с этим явлением столкнулся З. Фрейд: практически во всех историях, рассказанных его пациентками, присутствовал инцест, соблазнение или насилие в раннем возрасте, зачастую являвшиеся плодом фантазий, в которые они искренне верили.

Следовательно, одно из реалистичных объяснений всех «нестыковок» в жизни героини связано с тем, что волшебные приключения, метаморфозы и удивительные события в жизни Золушки – плод ее воображения. Ведь реальность настолько сурова, настолько жестока, что оставаться в ней, переживая боль, унижения и отвержение, практически невозможно.

Важный диагностический признак ее истерического стиля – это жизнь в выдуманном мире. «Уход» в виртуальный мир защищает Золушку от полного саморазрушения и утраты самоуважения. Работая, убирая, стирая, Золушка отстраняется от этих процессов – она живет в мире своих фантазий. Очевидно, эти фантазии выполняют защитные функции, поддерживая мечты Золушки о ее избранности, непохожести на других, а также о совсем другой жизни, где она делает нечто противоположное тому, с чем сталкивается ежедневно: хорошо одевается, развлекается, танцует, пользуется всеобщим вниманием и уважением.

Именно к фантазиям Золушки можно отнести основную часть «не сказочной» истории. В сказке же, как известно, «сын короля той страны устроил большой бал и созвал на него всех знатных людей с женами и дочерьми. Сестры Золушки тоже получили приглашение на бал» (Ш. Перро, Золушка). Любопытно: почему на бал не пригласили Золушку? Ведь она тоже дочь знатного человека. Ответ однозначный: и бал, и приглашения – плод фантазий, в которых Золушка выступает как проигнорированный, обесцененный член высокостатусной семьи. Она упивается этими фантазиями, воображая подготовку к балу и дорогие покупки нарядов для сестер. Это созвучно идеям Д. Шапиро: «Похоже, что романтическое, мечтательное, нереальное и неплотное восприятие мира истериком распространяется и на него самого. Он не ощущает себя материальным существом с фактологической историей. Часто он вообще не осознает своей истории, а если и осознает, то она видится ему в форме романа, населенного впечатляющими романтическими или идеализированными персонажами. Он и сам чувствует себя персонажем этого романа, Золушкой или героическим и отважным Дон Жуаном» (Шапиро, Невротические стили).

В реальной жизни Золушка продолжает тяжело работать по дому. «У бедной Золушки работы и заботы стало еще больше, чем всегда. Ей пришлось гладить сестрам платья, крахмалить их юбки, плоить воротники и оборки… Сестры то и дело подзывали Золушку и спрашивали у нее, какой выбрать гребень, ленту или пряжку. Они знали, что Золушка лучше понимает, что красиво и что некрасиво. Никто не умел так искусно, как она, приколоть кружева или завить локоны» (Ш. Перро, Золушка). Интересно, откуда у девушки, весь день занимающейся уборкой-стиркой-готовкой, такие специальные умения и навыки, а также знания в области моды? Очевидно, мы имеем дело с фантазиями и мечтами. Еще одним подтверждением того, что наша героиня пребывает в субъективной, искаженной картине реальности, является тот факт, что Золушка, девушка из семьи, приглашенной на бал к королю, должна была выполнять всю эту тяжелую работу по дому. Сложно представить, что такое могло произойти в реальности.

Роль мученицы: история Золушки как реальность 

Можно рассмотреть эту историю и как реальную жизнь девушки – изгоя в семье. Семейный козел отпущения, на которого направляется вся агрессия, – достаточно распространенное явление. Являясь обесцененным и отверженным членом семьи, такой человек зачастую становится носителем симптома, являющегося отражением семейного неблагополучия.

Однако возникает ряд вопросов, связанных с длительным пребыванием Золушки в таких чудовищных условиях. Почему же Золушка ничего не предпринимает в реальности? Почему не пытается занять подобающее место в семье? Почему терпит унижения и оскорбления? Чем поддерживается ее терпение и смирение? Ведь у любого есть шанс изменить свою жизнь к лучшему. Но она продолжает жить в мучительных условиях на протяжении всей истории. Создается впечатление, что такое поведение героини не случайно.

На наш взгляд, такое жертвенное поведение является свидетельством скрытого нарциссизма героини. Возможно, именно демонстрация окружающим того, как она безропотно-несчастна, как ее используют, эксплуатируют и не любят, позволяет Золушке гордиться собой и считать себя лучше, выше и достойнее других. Однако она не выражает открыто свое желание быть лучшей, выигрывать конкуренцию, получать внимание: наоборот, она всегда со всеми соглашается и всем подчиняется, ведет себя незаметно, не выражая практически никаких собственных желаний. Это поведение носит защитный характер и «оберегает» Золушку от столкновения с суровой реальностью.

Один из аспектов действия нарциссических защит отражает важность сохранения субъективной реальности, в которой Золушка знает и умеет все гораздо лучше, чем окружающие. Нарциссические защиты Золушки необходимы ей для поддержания ее самооценки и самоуважения.

Она самая красивая: «а все-таки Золушка в своем стареньком платьице, перепачканном золою, была во сто раз милее, чем ее сестрицы, разодетые в бархат и шелк» (Ш. Перро, Золушка). Отрицая реальность, в которой она является обычной молодой девушкой, Золушка продолжает жить в выдуманном мире, где под грязным домашним платьицем прячется идеальная, умная, воспитанная красавица. Таким образом, мы сталкиваемся с тщеславием Золушки.

Еще одним отражением использования Золушкой нарциссических защит является сцена, в которой сестры просят Золушку причесать их для поездки на бал. «Другая на месте Золушки причесала бы сестриц как можно хуже. Но Золушка была добра: она причесала их как можно лучше». Таким образом, Золушка могла бы все испортить, но не делает этого. Здесь мы сталкиваемся с подавленной агрессией Золушки и с ее обладанием тайной властью – ведь при желании она может сделать все совсем по-другому. В своих фантазиях она выступает как великодушная, добрая, всепрощающая и принимающая особа.

Это ярко отражено в одном из моментов сказки. Золушка хочет пойти на бал и обращается к сводной сестре:

«Ах, сестрица Жавотта, дайте мне на один вечер ваше желтое платье, которое вы носите дома каждый день!

– Этого только не хватало! – сказала Жавотта, пожимая плечами. Дать свое платье такой замарашке, как ты! Кажется, я еще не сошла с ума.

Золушка не ждала другого ответа и нисколько не огорчилась. В самом деле: что бы стала она делать, если бы Жавотта вдруг расщедрилась и вздумала одолжить ей свое платье!» (Ш. Перро, Золушка).

Что бы она действительно стала делать, если бы с нее сняли ореол мученицы? Как бы себя почувствовала? Похоже, это бы расстроило всю ее игру. Все или ничего – зачастую именно эта фраза является тщательно скрываемым девизом Золушки. Свергнутый с трона ребенок мечтает вновь его обрести, и перспектива быть обычным, таким, как все, не прельщает его. Тогда остается терпеть и ждать, ждать своего звездного часа, своего принца, который восстановит справедливость. Уровень притязаний Золушки – это роль королевы, которая сможет повелевать всеми, прежде всего – обидчиками: мачехой и сестрами.

Но Золушка никогда всерьез не задумывается о своем положении, продолжая игнорировать печальную реальность, выполнять грязную работу, носить посконную рубаху, отказываться от всех радостей жизни, никогда не жалуясь на притеснения и насилие. Таким образом, Золушка не пытается проводить глубокий анализ своей жизни, своего места в семье, своего поведения и своих желаний – в напряженных ситуациях она просто уходит от реальности в мир фантазий.

Представляет интерес отношение Золушки к миру мужчин и женщин. Какое-то время после смерти матери она жила только с отцом. Похоже, их отношения были достаточно близкими, так как Золушка была единственным напоминанием о покойной жене. Но после заключения отцом нового брака все изменилось – дочь была отвержена и оставлена один на один с агрессивной мачехой и сводными сестрами. Несмотря на то что Золушка «по-прежнему тоскует по либидно-притягательной, но безопасной мужской личности, которая сможет о ней позаботиться и спасти», отец практически все время находится «вне зоны доступа». Оставленная любящей матерью и отцом, травмируемая и притесняемая другими женщинами семьи, Золушка ощущает себя глубоко отвергаемой по причине своего пола. В то же время она замечает, что «женственность обладает странной властью над мужчинами» (Мак-Вильямс, Психоаналитическая диагностика).

Таким образом, в истории Золушки разворачивается классическая ситуация, когда традиционные культурные стереотипы (мужчины сильные, но отстраненные; женщины мягкие, но слабые) в сочетании с целым рядом семейных дисфункций приводят «к поиску безопасности и самоуважения посредством привязанности к мужчинам, которых она считает особенно сильными» (Мак-Вильямс, Психоаналитическая диагностика).

Созависимость и злая мать 

Однако мы попробуем задать вопросы: почему Золушка так живет? Чего она хочет? Чего боится? Похоже, из-за презрительного отношения членов семьи, следствием которого явилась низкая самооценка и утрата самоуважения. Однако способ, который она выбирает, весьма нарциссичен. Золушка стремится добиться грандиозного успеха и доказать всем, что она не просто бедная трудолюбивая девушка-замарашка, а настоящая принцесса. Именно поэтому уровень притязаний Золушки не обычный мужчина, а сам принц! Однако она не мечтает о любви, отношениях, семье – она мечтает о принце и о получении той власти, которая позволит ей приобрести безопасность и уважение окружающих. Путем «присоединения» к принцу Золушка может усилить самоуважение, так как этот носитель титула и статуса станет как бы частью ее самой. Главное в отношениях к Принцу – не любовь, а создание условий для более устойчивого самоощущения Золушки. Заметим, что в сказке ни разу не говорится о чувствах – Золушки к принцу, принца к Золушке.

Единственные эмоционально насыщенные отношения в сказке – это отношения между Золушкой и ее матерью-мачехой и сестрами. Эти отношения нельзя назвать простыми. Похоже, больше всего Золушка боится утраты этих сложных, унизительных, спутанных, но единственно доступных для нее эмоциональных отношений с членами собственной семьи. Пробуждающаяся женственность требует своей реализации, однако она не прибегает к открытой реальной конкуренции с сестрами, а использует фантазийный вариант – предается мечтам, в которых она принцесса, а ее избранник – принц.

Отношения Золушки с матерью-мачехой и сестрами могут быть описаны как созависимые. Термин «созависимость» состоит из двух частей: «со-», обозначающей «совместный», и «зависимость», которая описывает потерю свободы. Одним из основных чувств в созависимых отношениях является страх – страх отвержения со стороны значимых людей. Именно из-за этого страха Золушка не пытается строить границы, говорить «нет», отказываться от невыносимой работы и требовать уважения.

Любопытен тот факт, что мачеха – это как раз тот персонаж, который выполняет двойственную роль в жизни Золушки. С одной стороны, ее агрессивное, унижающее Золушку поведение формирует определенные мазохистические черты у героини. Именно отношения с мачехой, которая постоянно унижала Золушку, заставляя ее тяжело работать по дому и отказывая в маленьких радостях, превратила ее в ту, кем она является – внешне покорную, забитую, согласную с любым насилием девушку, которая мечтает о торжестве и мести обидчикам. Сформированный мазохистический радикал ведет к тому, что рядом с жертвой-Золушкой все члены семьи становятся тиранами. Возможно, Золушка провоцирует свое окружение на насилие, потому что извлекает вторичную выгоду из своего положения жертвы. Похоже, Золушка неосознанно добивается именно этого эффекта. Высокомерие Золушки-жертвы заключается в том, что она упивается своими страданиями, чувствуя себя при этом победительницей. На первый взгляд, достаточно сложно разглядеть за наблюдаемым безропотным поведением, жертвенностью и даже мазохизмом истеричность Золушки. Однако это особая форма истеричности, единственно возможная в сложившейся ситуации, проявляющаяся в демонстрации жертвенности и выполняющая функцию привлечения внимания.  И Золушке это удается сполна: ей сочувствуют все читатели мира, но только не ее родные. Как это созвучно переживаниям людей, которые живут с истериками, играющими роль жертвы. В других же, более благоприятных случаях, например, на балу, Золушка в полной мере способна использовать свою демонстративность и обаять  принца,  короля и всех гостей.

С другой стороны, такое поведение мачехи нормативно обусловлено. Золушка – девушка на выданье, и приучение ее к домашней работе, развитие трудолюбия, навыков ведения хозяйства является нормальным и естественным для девушки того времени. Точно так же, как сегодняшние матери водят детей на секции и кружки, занимаются их образованием и развитием навыков, необходимых для самореализации в современном социуме, мачеха готовит Золушку к взрослой жизни. Правда, она выбирает для этого достаточно агрессивные формы и методы.

Однако именно такое поведение мачехи, как ни парадоксально, способствует дифференциации Золушки. Сегодня, как и в прежние времена, для начала самостоятельной жизни девушка должна сепарироваться от родителей. Современным детям бывает сложно «предать» любящую, понимающую, всепрощающую мать. Отделиться от такой матери бывает сложно, а порой невозможно. Мачеха же в сказке достаточно агрессивна по отношению к Золушке. Она также пресекает все ее попытки отделения – например, не пускает на бал, где принц ищет себе невесту. Так, в версии сказки братьев Гримм, Золушка «стала просить мачеху, чтобы та отпустила её.

– Эх ты, Золушка, – сказала ей мачеха, – вся ты в грязи да в пыли, куда уж тебе идти на пир? У тебя ведь ни платья нет, ни туфель, а ты ещё танцевать захотела!

Но Золушка всё её просила. Тогда мачеха ей говорит:

– Вот просыпала я миску чечевицы в золу. Коль выберешь её за два часа, тогда можешь идти вместе с сестрами».

Чем более сложнее задания дает Золушке мачеха, тем сильнее желание девушки нарушить запреты и пойти на бал, а, по сути, искать мужчину. Мать «…пытается как можно дольше оттянуть роковой момент отделения жизни дочери от собственной. Она может попытаться отрезать дочь от внешнего мира, сведя к минимуму любые ее потенциальные контакты…» [Эльячефф, Дочки-матери]. Таким образом, мачеха – это мать, которая вырастила дочь «для себя» и держит ее рядом, одновременно выстраивая с ней жесткие границы. Это сложное поле двойных посланий – ты не нужна мне целиком, мне нужны лишь твои навыки и умения – очень сложно пережить. На это можно реагировать отчаянием и саморазрушением (по мазохистическому типу), уходом в мир фантазий (по истерическому типу) и доказательством матери своей ценности и уникальности (по нарциссическому типу). Ни один из этих выборов не учитывает собственное Я Золушки – ее желания, мечты, потребности, способности. Жизнь с такой матерью, отношения с которой можно описать как одновременно конфликтные и запутанные, однозначно приводит к формированию одной из вышеописанных патологий.

Терапевтические функции феи-крестной 

Однако в истории есть мать-заместительница. Это фея-крестная, которая компенсирует отсутствие материнской любви и ослабляет зависимость Золушки от мачехи. То, чего героиня не может получить от мачехи – поддержку, заботу, уважение, помощь в выборе одежды и др. она получает от феи-крестной (или в другом варианте сказки – от деревца, выросшего на могиле матери). Таким образом, можно отметить различные проявления материнской ипостаси в сказке. Одна – мачеха – выступает как суровая, наказующая, невнимательная к потребностям дочери, удерживающая ее в строго заданных рамках. Эта мать готовит ее к реальной жизни. Однако она уравновешена другой матерью – крестной. Ведь, несмотря на то что по сюжету она фея, прежде всего за прилагательным «крестная» идет существительное «мать». Эта мать выступает исполнительным Я Золушки. Фея-крестная дает Золушке все то, о чем она мечтает, поддерживает ее заботится о ней, относится к ней со вниманием и пониманием:

«Ее крестная, которая как раз в это время зашла навестить бедную девушку, застала ее в слезах.

– Что с тобой, дитя мое? – спросила она. Но Золушка так горько плакала, что даже не могла ответить.

– Тебе хотелось бы поехать на бал, не правда ли? – спросила крестная.

Она была фея – волшебница – и слышала не только то, что говорят, но и то, что думают».

Идеальная мать – это мать, которая понимает невысказанное. Если она не уравновешена «плохой» матерью, у дочери нет шанса отделиться. Однако в реальной жизни матери зачастую находятся то на одном, то на другом полюсе континуума, либо жестоко травмируя, отвергая и эксплуатируя дочь, либо удерживая ее рядом с собой, не давая возможности сепарироваться и стать взрослой. Поэтому фантазии Золушки о фее-крестной содержат те аспекты отношений, которых ей не хватает в контакте с мачехой.

С другой стороны, фея-крестная выполняет для героини функции психотерапевта. Она чувствительна, эмпатична и понимает состояние героини. Что очень важно – она обладает такими ресурсами, которых нет у Золушки. Однако Золушка не в состоянии использовать ресурсы феи-крестной, сделать их собственными ресурсами: время действия волшебства ограничено, в сказке оно заканчивается в 12 часов ночи.

Интересной представляется символика туфелек в сказке.

Туфельки – это метафора опоры в сказке, а элементы волшебства феи-крестной – метафора совета в психотерапии. Ведь если у клиента нет собственной опоры, мы можем потратить годы на то, чтобы она появилась, а можем дать ему во временное пользование «хрустальные башмачки», которые позволят ему с честью выдержать испытание и получить новый опыт. Представьте себе фею-крестную, которая говорит: «Я вижу, что тебе хотелось бы поехать на бал. Но ведь у тебя нет ни платья, ни обуви… Осознай это и подумай, как ты можешь их получить». Возможно, это честный и правильный, но зачастую тупиковый ход. Ведь правила создаются для общих случаев, и из любого правила существуют исключения. Другое дело, что в сказке как раз не учитываются те принципы обращения с данным терапевтическим инструментом, о которых мы писали выше. Ко всему прочему, фея-крестная как терапевт дает намного больше, чем способна взять Золушка как клиент. 

Терапия

Проведенный клинико-феноменологический анализ позволяет отнести нашу героиню к типу личности с истерической организацией. В пользу этого говорят ряд фактов: история ее развития (первоначальная атмосфера любви и обожания с последующим «свержением с трона»), семейная ситуация (дисфункции семейной системы по параметрам «власть», «ролевая структура», «коммуникация», «гибкость» и др.), способы ее контакта с окружающими и внешним миром (склонность предаваться фантазиям), доминирующие защитные механизмы (регрессия, диссоциация, идеализация). Если же ее рассматривать личность Золушки с точки зрения глубины нарушения, то наличие в ее арсенале примитивных защит (идеализация и диссоциация), особенности качества ее идентичности (диффузность и противоречивость собственного Я) и нарушенного контакта с реальностью (фантазии) говорят в пользу ее функционирования в пограничном регистре. Выделенные клинические характеристики предполагают использование специфических терапевтических стратегий и методов работы.

Остановимся на основных моментах терапии с клиентами типа «Золушка».

Основными требованиями к психотерапевту являются сохранение спокойствия и терпимости. В силу личностных особенностей таких клиентов – демонстративности, склонности к драматизации, эмоциональности, терапевту иногда сложно воспринимать их без желания перевоспитать, переделать или привести к изменению мировосприятия. Однако такие реакции терапевта подрывают контакт по причине большой чувствительности и ранимости этого типа клиентов.

Типичной реакцией контрпереноса на клиентов типа «Золушка» является восприятие его как «маленького», требующего помощи и советов ребенка. Интересно, что и при чтении сказки создается впечатление, что Золушка – маленькая девочка, хотя по факту она зрелая девушка. Эти контрпереносные реакции типичны для работы с истерическими клиентами. Поскольку одна из основных защит  в истерическом арсенале – регрессия, то терапевту сложно не впасть во всемогущество с вытекающим из этого желанием подбодрить, утешить, похвалить, взять на себя ответственность вместо того, чтобы развивать способность клиента к самоподдержке и опоре на собственные ресурсы. Такая стратегия не принесет терапевтического эффекта, а будет поддерживать инфантильность клиента и его зависимость от терапевта.

Сложность в работе с истерическими личностями также представляет их идеализирующий перенос. В ходе терапии на терапевта может смещаться или проецироваться внутренний идеализированный объект, что, в сочетании с театральностью и драматичностью поведения клиента, иногда производит на терапевта сильное впечатление «настоящей любви». Именно поэтому случаи нарушения терапевтической этики, связанные с сексуальными отношениями между терапевтом и клиентом, достаточно часто обусловлены характером контакта истероидного клиента со своим окружением. Если терапевт не отвечает на сильные чувства клиента, его обвиняют в эгоизме и непонимании; если же он поддается соблазну, терапия заканчивается. Глубокая трансформация истерических клиентов возможна лишь в условиях, когда их тактика соблазнения терпит провал и когда, наконец, они осознают, что могут получать помощь, не эксплуатируя при этом других людей и не используя их как сексуальные объекты.

В качестве основной стратегии работы можно выделить направленность на «заземление» клиента – ненавязчиво и методично возвращать его к реальности («терапия реальностью»). При этом ведущей техникой будут выступать интерпретации – классическая психоаналитическая техника, используемая с клиентами такого рода еще самим Фрейдом. Так как клиенты с истерической организацией личности в терапии легко образуют устойчивый перенос (невроз переноса), то акцент в психотерапии должен быть сделан на терапевтическом взаимодействии. Задача терапевта заключается в методичных и настойчивых интерпретациях феноменов, возникающих в контакте с клиентом – сопротивлений, переноса, бурных эмоциональных реакций, фантазий.

В ситуации сказки у Золушки нет ресурсов для изменения. Активная и чрезмерная помощь Феи-крестной не является терапевтичной для нашей героини. Ее помощь выходит за пределы «зоны ближайшего развития». Золушка не в состоянии присвоить, интернализовать эту внешнюю поддержку. В сказке это символически показано как потеря Золушкой туфельки. Туфелька может быть рассмотрена как символ опоры. У Золушки, согласно сценарию сказки, нет внутренней устойчивой опоры, и она не может рассчитывать на свои силы в ситуациях, когда заканчивается действие волшебства феи-крестной. Таким образом, это еще раз отсылает нас к идее адекватной поддержки, которая находится в «зоне актуального развития» клиента. В противном случае блестящие терапевтические интервенции будут утрачены клиентом так же, как туфелька была утрачена Золушкой.

Характерология героини и в последующей жизни, если отойти от волшебства, будет порождать привычные паттерны поведения. В сказке кардинально меняется внешняя ситуация, а не Золушка. Прогноз в связи с этим представляется нам как неблагоприятный: при помещении Золушки в другую среду она будет либо по-прежнему играть роль жертвы, либо превратится в жестокого агрессора. Эта вероятность ярко отражается в сказках о Золушке, где присутствуют два варианта развития событий. В варианте Ш. Перро в конце истории сестры «кинулись к ногам Золушки, чтобы вымолить себе прощение за все обиды, которые она вытерпела от них. Золушка простила сестер от всего сердца – ведь она была не только хороша собой, но и добра».

Однако в варианте сказки, представленной братьями Гримм, завершение не такое безоблачное. «А когда пришло время свадьбу справлять, явились и вероломные сестры – хотели к ней подольститься и разделить с ней её счастье. И когда свадебное шествие отправилось в церковь, старшая оказалась по правую руку от невесты, а младшая по левую; и выклевали голуби каждой из них по глазу. А потом, когда возвращались назад из церкви, шла старшая по левую руку, а младшая по правую; и выклевали голуби каждой из них ещё по глазу. Так были они наказаны за злобу свою и лукавство на всю свою жизнь слепотой» [Я. и В. Гримм].

Таким образом, добродетель Золушки оказывается ложной: под ней скрывается бешеная ярость, разрушительная для бывшего обидчика. Голуби, выклевавшие глаза сестрам, – те самые помощники Золушки, которые отделяли горох и чечевицу от золы. Послушные желаниям и приказам, они сделали то, чего желала их хозяйка – выклевали глаза сестрам-обидчицам. В терапии мы тоже можем встретиться с этим морем ярости у длительно отвергаемого и угнетаемого ребенка. Эта ярость – позитивный момент в психотерапии. Однако признание таких чувств практически невозможно для Золушки, так как она все время их подавляет и отрицает.

Таким образом, терапия клиентов типа «Золушка» требует понимания и терпения в моменты проявления ярости и злости. Сложность заключается в том, что такие клиенты не готовы присваивать свое поведение и брать за него ответственность («это были не мои чувства», «я так на самом деле не думаю», «в меня как будто что-то вселилось»). Использование такой защиты, как диссоциация, требует от терапевта проработки всех «отщепляемых» аффектов. 

Прогноз на дальнейшую жизнь 

В этой сказке есть еще одна фигура, которая порождает много надежд и фантазий – принц. Именно с ним связаны упования на внезапное изменение жизни Золушки и мечты об их будущей безоблачной жизни. Именно этот счастливый конец в сказке будоражит сердца девушек, мечтающих о «принце на белом коне».

Попробуем поразмышлять о возможном прогнозе их будущей семейной жизни. Осмелимся предположить, что он не будет столь радужным. Наша героиня в силу своей структуры личности и склонности предаваться фантазиям изначально запрограммирована на встречу с высокостатусным мужчиной. Принц интересует ее не как человек со своими личностными особенностями, характером, привычками и мечтами, а именно как Принц – носитель власти, которой лишена сама героиня. Ее восприятие, склонное к идеализации, не отличается реализмом, и в принце она видит воплощение своих фантазий, связанных потребностью в безопасности путем повышением социального и семейного статуса, получением признания, но не эмоциональной близости, тепла, любви. Похоже, Золушка, утратившая и материнскую, и отцовскую любовь, не считает их ценными характеристиками семейной жизни, выбирая более весомый и значимый для нее параметр «власть». Возможно, что некоторое время жизни в браке ее восприятие принца будет строиться под влиянием эффектов авансирования, но реальность, как известно, вещь упрямая – сколько – сколько семейных кораблей разбивается о ее суровые волны.

Принц, исходя из текста сказки, вероятнее всего, нарцисс. Он также ищет себе жену-Принцессу – привлекательную, яркую девушку. Его, по-видимому, мало интересуют человеческие качества будущей жены. Проведя с ней два вечера, он так ничего о ней и не узнал: ни того, кто ее родители, ни где она живет, ни ее предпочтений, вкусов, привычек.

Однако Принц по натуре охотник. Ему не так важно, кто она на самом деле. Почувствовав интерес и возбуждение, он начинает преследовать Золушку, потому что решил, что она ему нужна, как красивая вещь или привлекательный предмет. Интересно и то, как он ищет Золушку. При попытке разыскать ее он делает основную ставку на туфельку: она либо подходит девушке, и тогда это его невеста, либо не подходит, и, следовательно, это не она. Это метафора в целом отражает инструментальное обращение нарцисса с другими людьми. Люди сами по себе не важны: важно какое-то свойство или качество, нужное нарциссу. При этом Принц два раза ошибается и выбирает не ту девушку. «Отрубила девушка палец, натянула с трудом туфельку, закусила губы от боли и вышла к королевичу. И взял он её себе в невесты, посадил на коня и уехал с нею» [Я. и В. Гримм]. Ради того чтобы стать женой Принца, девушки готовы калечить себя – как это похоже на современную ситуацию с пластической хирургией и бесконечным улучшением внешности, чтобы соответствовать требованиям высокостатусного мужчины. Жаль, что не все помнят, что Принц замечает обман и возвращает девушек родителям.

С другой стороны, Золушка также задала Принцу сложную задачу. Ведь при встрече она была в маске Принцессы. Смеем предположить, что вслед за идеализацией Золушки Принцем произойдет ее обесценивание по типичному для Нарцисса сценарию.

Таким образом, реальная встреча Золушки и Принца в сказке не состоялась… Встреча – это контакт двух людей «без масок», с их живыми интересами, печалями и мечтами, с их несовершенством и поиском счастья... Масочно-ролевое поведение всегда носит защитный характер и призвано спрятать непринимаемые, отвергаемые или вызывающие стыд аспекты собственного self. Зато благодаря такому завершению истории осталось, богатое поле для читательских фантазий.

Важно помнить, что коллективное бессознательное отражает различные аспекты бытия, и стихи Д. Самойлова о стареющей Золушке, самостоятельно шьющей для себя туфельку,– это тоже часть реальности. Как ни печально признавать, но без глубокой реконструкции собственного Я, без интеграции образов Мачехи и Феи в один непротиворечивый конструкт «достаточно хорошей матери» (Д. Винникот) Золушка пополнит ряды мечтательниц, жертв семейного насилия с высоким уровнем притязаний и низким – самореализации. Ее шанс – в восстановлении агрессивной части своего Я для создания безопасности; в возвращении настоящей, а не поверхностной и неглубокой чувствительности; в переходе от фантазий и мечтаний к опоре на реальность; в интеграции эмоционально-образного «правополушарного» и детального, линейного, логического «левополушарного» мышления.

Наша жизнь многогранна и изменчива. У каждого из нас есть возможность измениться к лучшему, если мы готовы осознавать, развиваться и идти вперед. А сказка, отражающая лишь часть аспектов нашей жизни, содержит разные уроки, которые лучше извлечь тогда, когда мы еще можем это сделать, а не тогда, когда уже поздно…

Для иногородних возможно консультирование  и супервизия по скайпу.Скайп

Login: Gennady.maleychuk

Регистрируйтесь на сайте b17.ru и получайте доступ к интересной информации по практической психологии

www.b17.ru

ЗОЛУШКА, или Бал жизни

О, ВЕЩАЯ МОЯ ПЕЧАЛЬ,

О, ТИХАЯ МОЯ СВОБОДА

И НЕЖИВОГО НЕБОСВОДА

ВСЕГДА СМЕЮЩИЙСЯ ХРУСТАЛЬ!

Осип Мандельштам

Золушка» – воистину любимая сказка всех времен и народов. И не просто сказка – программа будущей жизни под названием «Как выйти замуж за принца». Правда, в нашем народном сознании (согласно социологическому вопросу) оформился тезис с поправкой: «Лежа на печи – выйти замуж за принца». Ну если «лежа на печи» – программа для мужского населения, то «выйти замуж за принца» – уж точно для женского. И вот забавно – во всем мире это считается нормальным. Но у нас социологи завопили в унисон: кошмар, ужас! А что в этом плохого-то?! Наверное, наши аналитики-толкователи до сих пор считают, что место женщины – днем у станка, а вечером на кухне, а еще лучше будет, если она, аки передовица производства, будет без роздыху шпалы класть. Ну никак не выветривается из нашего общественного сознания идеалы социализма – того самого, что был «без человеческого лица». И никто из «умников» не вспоминает, что вообще-то Золушка была далеко не вертихвосткой, а труженицей.

Иначе откуда бы взялось такое количество вариантов? По всему миру рассказывают про Золушку. В разных странах сюжеты обрастают своими подробностями, деталями, именами героев. Между прочим, такие сказки с единым сюжетом, но разными деталями, называют бродячими или миграционными.

А знаете ли вы, что…

• Только в Европе встречается более пятисот вариантов сказки о Золушке.

• По Индии, Шри-Ланке, по другим странам Востока тоже бродят ее пересказы. Известен, например, китайский вариант, созданный еще в IX веке.

• Сказки о Золушке имеют разные названия. Например, в Чехии и Словакии есть сказка «Три орешка», в Испании – «Волшебные платья».

• Но во всех народных сказках героиня носит прозвище, говорящее о том, что она много работает по дому, особенно у очага, и всегда выпачкана в золе и пепле. Она —

Золушка – в России,

Cendrillon – во Франции,

Попелюшка или Попелка – в Польше, Чехии, на Украине,

Aschenputtel – в Германии,

Cinderell – в Англии.

Наивный вопрос:

А каким было имя девушки, если Золушка – это только прозвище?

А вот этого не знает никто. Это – главная тайна нашей героини. Но если конкретного имени нет, то любая женщина (практически любых лет) может отождествить себя с ней, ожидая прекрасного принца. Вот как мудро придумано народом!

Внимание!

Существуют и мужские версии сказки, когда «золушкой» становится младший из братьев – эдакий «золушок»

Как правило, он – нелюбимый третий сын в семье, и старшие братья не берут его с собой, когда едут свататься к королевской дочке. То есть это вариант сказки о трех братьях – двух умных, а третьем – дураке. Помните наших Иванов и Емель, сватавшихся к царской дочке? Впрочем, западноевропейский «золушок» ближе не им, а скорее Гансу Чурбану Андерсена. Этот третий брат, отвергнутый старшими, и сам находит способ пробраться во дворец и получить в жены прекрасную принцессу. Обычно его и зовут соответственно. Например, в скандинавских сказках есть Замухрышка Эспен и Эспен Аскеладден. Последнее переводится как «копающийся в золе».

Конечно, самая известная интерпретация «Золушки» – сказка Перро. На Западе она традиционно называется «Синдерелла, или Маленькая хрустальная туфелька», в России – «Золушка, или Хрустальный башмачок». Сам Перро назвал ее «Золушка, или Туфелька, отороченная мехом».

Стоп! Какой еще мех?! Известно же, что туфельки были хрустальными. Интересно, а вы сами пробовали когда-нибудь носить такие туфельки-башмачки? Никогда? Тогда вспомните хотя бы хрустальные вазы – те, что красуются у вас на самой видной полке. Хрусталь тяжел, как и любое стекло, он порежет ноги, к тому же треснет или вообще разобьется при первом же шаге.

Так откуда же взялась хрустальная туфелька?!

Не знаете? А по ошибке – образовалась из опечатки в книге.

Дело было так. В народных сказках туфелька обычно золотая. Впрочем, в некоторых народных сказках Золушка вообще теряет не туфельку, а свое крохотное колечко. Но Перро решил, что туфелька будет эффектней.

Надо сказать, что в его времена никто мехом обувь уже не обшивал, хотя раньше, в средневековой Франции, богачи заказывали себе именно такую обувку – для тепла и красы. Но при дворе Людовика XIV, во времена которого и жил Перро, уже носили совсем иную обувь – из парчи, украшенную бриллиантовыми пряжками, да еще и на высоких каблуках. Так что своей меховой оторочкой Перро мог, во-первых, отнести действие сказки в далекие времена. А во-вторых, подчеркнуть уникальность меховых башмачков во времена Людовика ХIV, а значит, усилить их таинственные, загадочные свойства.

И вот Перро написал в заглавии по-французски viar, то есть мех для оторочки. Но в последующем издании наборщик перепутал буквы и возникла опечатка. Viar превратилось в vеrrе, что значит стекло. Ну а переводчики подумали – стекло несколько простовато и написали «хрусталь». Так и пошла гулять по миру хрустальная туфелька. И все, не удивляясь, восприняли ее как воистину волшебную, сделанную из необычного «чудесного материала».

Есть в «Золушке» Перро и еще одна тайна – появление волшебницы, помогающей Золушке. Дело в том, что в народных сказках действие начинается с того, что умирает мать Золушки. А отец вскоре женится на другой. И тогда бедная Золушка просит умершую мать помочь ей. В разных вариантах это происходит по-разному. Иногда, как у братьев Гримм или в испанских сказках, на дереве, растущем на могиле матери, вырастают платья невиданной красоты. Иногда от матери появляются посланцы (птицы, белочки, добрые духи и пр.), приносящие Золушке дары (например, три орешка, три цветка или листика, в которых скрыты наряды для предстоящего королевского бала).

Перро образ умершей матери вообще изъял. Он же хотел написать праздничную «бальную» волшебную сказку, а тут вдруг разговоры о болезни и даже смерти?! Но кто-то же должен был помочь бедной Золушке? Так появилась фея-волшебница. Перро сделал ее крестной матерью Золушки, ведь в его времена во Франции было принято брать в крестные отцы и матери покровителей, высших по происхождению и положению. Слуги старались заполучить господ в крестные для своих детей, подчиненные звали на крестины начальника. Что ж, без протекции «родного человечка» плохо жить хоть в волшебном, хоть в реальном мире. Ведь волшебный мир – лишь отражение мира реального.

Ну как – есть предположения? Неужели нет? Тогда порассуждаем вместе.

Во-первых, вспомним, что тыква в Европе изначально не росла. Ее завезли в Европу испанские конкистадоры, вернувшиеся из Америки. И случилось это только в XVI веке. Значит, ко времени написания сказок Перро, в XVII веке, тыква еще не была повсеместно распространена и представлялась народу некоей заморской, таинственной гостьей, то есть загадочным овощем. То есть фея-крестная использовала волшебные свойства тыквы.

Во-вторых, тыква располагалась на грядках весьма вольготно. За это крестьяне и прозвали ее уважительно – Госпожа-Матушка Тыква. К тому же тыква была самым большим овощем. А разве не такой нужен для кареты?

Вот поглядите – в ХХ веке американец Крис Стивенс вырастил тыкву-великаншу весом 821 килограмм и 5 метров в обхвате. Если достать оттуда сочную золотую мякоть да приделать колеса – получится самая настоящая карета, в которой хоть на бал отправляйся, хоть в путешествие!

В-третьих, золотистая тыква, словно развалившийся на грядке вельможа, напоминала вышитую золотом одежду аристократов. Но не только! Кареты той поры тоже обивали золотом. Вот и из золотистой тыквы явно выходила дорогая карета.

В-четвертых, тыква очень прочна. Недаром же, вычерпав ее сочную внутреннюю часть, из кожуры (корки) делают весьма прочные сосуды, подходящие для разных хозяйственных целей. Ну а разве волшебная карета не должна быть прочной?

Ну а в-пятых (это вообще особый случай), тыква помогает от укачивания. Вспомним, Золушка не привычна ездить в каретах, ими пользовалась только знать. К тому же кареты того времени сильно трясли. Так что мужчины вообще предпочитали передвигаться верхом на лошадях, оставляя кареты дамам, которые готовы были претерпевать любые трудности, лишь бы не испортить платье и прическу.

А знаете ли вы, что…

• В сказке Перро у принца есть имя собственное – Мирлифлор. Сказочник образовал его из двух французских слов mirer – «стремиться», «домогаться» и fleur – «цветок».

• Это имя стало нарицательным. Во времена короля Людовика XIV «мирлифлорами» стали называть особо элегантных молодых людей из высшей знати.

И еще одна «тайна», а вернее, примечательность сказки Перро. Эта сказка не просто литературная, но отражающая черты того придворного мира, в котором жил сказочник.

В абсолютно волшебную сказку Перро вводит реальные современные детали, описывает подробности пышных балов и царившие на них нравы. И все это с юмором и галантностью, свойственной эпохе «короля-солнце». Волшебная сказка становится отзвуком прекрасно известных Перро дворцовых празднеств, с их шумом, блеском и вечными пересудами. Потому-то сказки Перро и принято считать первыми в мире литературными, авторскими сказками. Конечно, Перро использовал сюжеты народных сказок, но он не просто обрабатывал их в пересказах, как делали, например, наш блистательный фольклорист А.Н. Афанасьев или не менее блистательные немецкие собиратели фольклора братья Гримм, – нет! На основе народного сюжета Шарль Перро писал собственную авторскую сказку. Да мы словно слышим голос самого автора, обожавшего читать свои сказки в литературных салонах!

«Воцарилось глубокое молчание, прекратились танцы и замолчали скрипки, – такое внимание привлекла к себе невиданная красота незнакомки. Слышен был только смутный гул восклицаний: «Ах, как прекрасна!» Все дамы пристально рассматривали ее головной убор и ее платье, чтобы завтра же обзавестись подобными нарядами. Если только окажется прекрасная материя и найдутся столь искусные мастера».

То есть это сказка аристократическая. Отсюда и мораль. Это в народных сказках героиня получила принца и счастье потому, что была трудолюбива, усердна и добра к людям. А в аристократической сказке Перро залогом успеха Золушки на балу, а потом и в сердце принца стали аристократические ценности своего времени – хорошие манеры, умение безупречно вести себя в обществе. Героиня явилась на бал в прекрасных нарядах (хороший вкус), прелестно танцевала с принцем (изящество в танцах) и даже своих сестер угостила лимонами и апельсинами, которые дал ей принц (кстати, лакомствами по тем временам самыми дорогими).

Вот какова мораль сказки Перро:

Бесспорно, красота для женщин сущий клад;

Все неустанно хвалят вид пригожий,

Но вещь бесценная – да нет, еще дороже! —

Изящество, сказать иначе – лад.

Красотки, есть дары нарядов всех ценнее;

Но покорять сердца возможно лишь одним —

Изяществом, любезным даром феи:

Ни шагу без него, но хоть на царство с ним.

Сказать честно, дипломат Перро уж слишком «дипломатическим флером» прикрыл здесь свою мораль. Под понятием «изящество» он подразумевает скорее внутреннюю гармонию (лад) человека, его естественность, наконец, человечность поведения и доброту нрава.

Но вот примечательно – народную мудрость о том, что даже самая неказистая, но умная, добрая и трудолюбивая девушка может привлечь внимание принца, доказала сама, история. И это не выдумка, не миф, а реальный факт из биографии сына-наследника короля Людовика XIV – дофина Луи.

Эту реальную историю вы можете прочесть в Приложении к книге. А пока мы не станем прерывать разговор о сказке. Но…

Внимание всем дурнушкам!

Внимание всем толстушкам!

Прочтите и запомните – так БЫВАЕТ!

Знал ли Шарль Перро эту историю? Конечно! Ведь он был не только известным поэтом, критиком, членом Французской академии, но и опытнейшим царедворцем, дипломатом, которому Людовик XIV поручал самые деликатные и заковыристые дела.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Следующая глава

culture.wikireading.ru


Смотрите также